<< Главная страница

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ,



в которой хор недовольных берет самые громкие ноты

Сделанное предостережение имело, несомненно, ту хорошую сторону, что давало возможность во-время принять меры ввиду грозившей опасности или, по крайней мере сделать попытку избегнуть ее, переселившись на территорию, которой она почти не грозила.
Катастрофа, угрожающая обитателям земного шара, была двоякого рода: одним грозило удушение от недостатка воздуха, другим потопление.
Приведенное сообщение дало повод к самым разнообразным толкованиям, но все они кончались одним бурным единодушным протестом.
Из числа тех, которым грозила перспектива задохнуться, восстали американцы, французы, англичане, испанцы и т.д. Присоединение новых территорий, которые должны были подняться со дна океана, по-видимому, казалось им недостаточно заманчивым, чтобы примириться с предстоящей переменой. Париж, например, который оказался бы на таком же расстоянии от нового полюса, какое отделяет его от настоящего, не выиграл бы ровно ничего от подобной перемены. Правда, его жители пользовались бы вечной весной, но зато уменьшился бы слой воздуха, а это вовсе не пришлось бы по вкусу парижанам, привыкшим поглощать кислород не стесняясь.
Потопление угрожало обитателям Южной Америки, Австралии, Канады, Индии, Зеландии. Как бы не так! Большая наивность думать, что Англия допустит "Барбикена и Кo" лишить ее самых богатых ее колоний, где англичане с успехом вытесняют туземцев. Очевидно, на месте Мексиканского залива образуется большое Антильское государство, овладеть которым, на основании доктрины Монро "Америка - для американцев!" [лозунгом "Америка - для американцев!", выдвинутом в начале XIX века президентом Монро, империалисты США прикрывали в XIX и XX веках свою агрессивную политику в Центральной и Южной Америке], пожелают непременно и мексиканцы и янки. Наряду с этим обнаженное морское дно вокруг Зондских, Филиппинских островов и Целебеса тоже образует обширные территории, на которые смогут претендовать англичане и испанцы. Но напрасна надежда, что подобным вознаграждением можно возместить убытки от ужасного наводнения.
Если бы под вновь образовавшимися морями исчезли только якуты, лапландцы, патагонцы, даже китайцы и японцы, - ну, тогда, быть может, европейские державы и примирились бы с этой катастрофой. Но она заденет интересы слишком многих государств, и общий протест неизбежен. Что касается самой Европы, то ее центральная часть останется нетронутой, но западная поднимется, а восточная понизится, так что европейцы будут полузадушены или полупотоплены. К тому же, Средиземное море высохнет почти до дна, чего никак уж не потерпят ни французы, ни итальянцы, ни испанцы, ни греки, ни турки, имеющие, как народы прибрежных стран, неоспоримое право на это море. И какая польза будет тогда от Суэцкого канала, который сохранится в целости, так как он находится на нейтральной линии? К чему послужит весь труд Лессепса, если по одну сторону перешейка начисто исчезнет Средиземное море, а по другую останется только обмелевшее Красное море? Наконец, никогда, никогда Англия не согласится, чтобы Гибралтар, Мальта и Кипр превратились в горные вершины, скрытые в облаках, к которым не смогут больше приставать ее военные суда. Нет, тысячу раз нет! Никогда не сочтет она себя удовлетворенной присоединением к своим владениям хота бы целого Атлантического океана, превращенного в континент. Однако майор Донеллан уже собрался ехать в Европу, чтобы поспешить предъявить права Англии на новый материк, в случае если смелое предприятие "Барбикена и Кo" увенчается успехом.
Протесты сыпались со всех концов света, даже от тех государств, для которых предстоящая катастрофа должна была пройти почти незамеченной; но если она и не касалась их непосредственно, то угрожала их владениям. Короче сказать, на Барбикена, капитана Николя и Мастона ополчилось все человечество.
Но зато какое благоденствие наступило для газет всех направлений! Какой спрос! Какие огромные тиражи! Газеты всего мира в первый раз соединились и единодушно заявили протест по этому вопросу, совершенно расходясь во всех остальных. Шутка ли сказать! Опасность грозила не каким-нибудь обычным нарушением европейского равновесия, - с этим помириться еще можно было, - а равновесия целого мира! И потому можно себе представить, какое впечатление произвело это сообщение на окончательно потерявших голову обитателей земного шара, и без того расположенных вследствие избытка нервности - характерной черты конца XIX столетия - к безумствам и глупостям!
Для Мастона, по-видимому, настал последний час. Возбужденная толпа ворвалась 17 сентября в его камеру с целью казнить его на месте, причем, нужно сознаться, полицейские агенты и не думали бы этому препятствовать.
Но камера Мастона оказалась пустой! Миссис Скорбит купила его свободу на вес золота, равный весу почтенного артиллериста, и дала ему возможность бежать. Тюремный сторож поддался искушению тем охотнее, что приобретенное им состояние давало ему возможность окончить свою жизнь, ни в чем не нуждаясь, спокойно, так как Балтимора, как Вашингтон, Нью-Йорк и многие другие приморские города Америки, попадала в счастливую полосу, которой предстояло повышение почвы и к тому же еще с достаточным количеством воздуха.
Итак, Мастону удалось избегнуть печальной участи и ужасов расправы разъяренной толпы. Благодаря преданности и щедрости миссис Скорбит была спасена от взрыва общественного негодования жизнь великого потрясателя мира. К тому же теперь оставалось ждать четыре дня, всего каких-нибудь четыре дня, - и проекты "Барбикена и Кo" станут свершившимся фактом.
Если раньше и находились скептики, не особенно доверявшие ужасам предстоящей катастрофы, то теперь их уже не существовало. Правительства поспешили предупредить прежде всего тех из своих обитателей (их было сравнительно немного), которым предстояло вознестись в верхние слей воздуха, а затем и тех (их было больше), территории которых должны были исчезнуть под водами.
Следствием этих предупреждений, переданных по телеграфу во все уголки пяти частей света, было такое переселение, подобного которому, наверно, не было даже во времена великого переселения народов с востока на запад. Двинулись все расы земного шара: готтентотская, малайская, негрская, краснокожая, желтая, белая и т.д.
К несчастию, оставалось слишком мало времени. Были сочтены часы! А будь в распоряжении еще несколько месяцев, китайцы успели бы покинуть Китай, австралийцы - Австралию, патагонцы - Патагонию, сибирские народы - Сибирь и т.д.
Когда выяснилось, каким местностям опасность угрожала более всего и когда стали известны части земного шара, которым, по-видимому, не грозила катастрофа, панический страх пошел на убыль. Некоторые области, даже целые государства, начали мало-помалу успокаиваться. Словом, у всех, кроме, конечно, тех, которым грозила непосредственная опасность, осталось только смутное чувство страха, весьма естественное у каждого человека при ожидании страшного переворота.
Тем временем Алкид Пьерде повторял, страшно жестикулируя:
- Хотелось бы мне знать только одно: каким образом этому чудаку Барбикену удастся изготовить пушку, размерами в миллион раз больше двадцатисемисантиметровой? Проклятый Мастон! Только бы посчастливилось мне встретиться с ним, а там я бы уж сумел выжать из него правду!
Как бы то ни было, неудача предприятия - вот в чем была единственная надежда земного шара.



далее: ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ. >>
назад: ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, <<

Жюль Верн. Вверх дном
   ГЛАВА ПЕРВАЯ,
   ГЛАВА ВТОРАЯ,
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ,
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ,
   ГЛАВА ПЯТАЯ.
   ГЛАВА ШЕСТАЯ,
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ,
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ.
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ,
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ,
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ.
   ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ,
   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ,


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация